Анатолий Звижинский: Изобразительное искусство оперирует универсальным языком

«Чеч (Поток). Индивидуальная артикуляция» – это больше чем выставка, это главная площадка сезона для художников Западной Украины. Куратор проекта «Чеч (Поток). Индивидуальная артикуляция» известный ивано-франковский искусствовед, куратор и директор Центра современного искусства Ивано-Франковска Анатолий Звижинский рассказал о проекте и о состоянии современного искусства в регионе и стране.

Проект «Чеч (Поток). Индивидуальная артикуляция» берёт своё начало в западной Украине, что было движущей силой для начала проекта?

Одной из главных причин было отсутствие художников из Ивано-Франковской области (кроме Сергея Петлюка в «Килимі») в предыдущих проектах, организованных Zenko Fоundation и Zenko Gallery. Это очередной шаг в продвижении известных и открытие новых имен в престижном месте. Осенью прошлого года в Харькове прошёл форум «Галіція Культ», где в очередной раз была продемонстрирована потребность в культурных обменах внутри страны. Мы разные, и этому нужно радоваться и сравнивать. Следующим шагом должно стать представление украинского искусства за рубежом, в Европе в первую очередь. Международный культурный форум Zenko Platform, который впервые состоялся в октябре 2016 года, был посвящён именно этому вопросу. Поэтому каждая выставка — это открытие.

Другим, не менее важным фактором создания проекта, было моё желание собрать в одном экспозиционном пространстве художников, которые ещё не выставлялись вместе: разные поколения, разные эстетики, разный status quo в рыночных иерархиях. Здесь было важно, собственно, своё, индивидуальное высказывание каждого, и видение сменности, потока жизни, которым скользим. Хотели представить показ ценностей, важных для современного художника, а не только персональных идентичностей.

Проект показывает срез современного искусства западной Украины, какие темы преобладают у художников из этого региона.

Различные. Не думаю, что существуют региональные особенности. Изобразительное искусство оперирует универсальным языком, а то, чем живет художник, отличается разве уровнем технологического воплощения. Всё остальное такое же, как в Китае или США — от наблюдений за социумом, в котором живем, рефлексий на окружение, на информационный шум от средств масс-медиа, а также применение концептуального багажа или осмысления своего места в этом мире, до абстрактных техник в способе положить живописное пятно на холст. Поиски красоты.

На выставке соседствуют работы художников разных поколений и направлений, является ли проект целостным, фотодуэт Synchrodogs это больше концептуальная фэшн-фотография, интересен момент объединения художников в единое целое.

Мы живём в неструктурированном обществе, в котором отсутствуют чётко выраженные касты, словно время перемен здесь зависло надолго. Поэтому иллюстрировать ситуацию получается в хаотичный способ. Хотелось бы даже больше трэша и приходится обходиться тем, что есть. От Synchrodogs отобрали 4 снимка из серии UKRAINA, можно сказать, необычного формата для дуэта, который работает, как вы говорите, с концептуальным фэшн-фото. Это документальные зарисовки из повседневной жизни страны, в которой выросли художники. Это медленный, почти застывший ритм жизни провинции, неуверенность в глазах старшего поколения и надежды молодых. Серия насчитывает 21 фото и заслуживает отдельного полноценного показа. Здесь отсутствует жёсткость и постановочное напряжение, гипертрофированная реальность, как это бывало у харьковчан. Всё мягко, просторно, иронично, иногда игриво. Мне показалось интересным выставить их рядом с дидактической живописью Игоря Переклиты, который в своих работах говорит и о проблемах гендера, и об отношении к учёбе, и об истории Галичины, где он живёт; рядом со скульптурой «Автопортрет» и автобиографической живописью «Крихівецька 75» Евгения Самборского, который через художественные формы самовыражения изучает себя. Даже рядом с раздражающим видео Олега Воронко SPECIES BARRIER о влиянии масс-медиа и пропаганды на сознание. А ещё живописная реплика Николая Джички «МС-ЕС. We are champion» об уже, кажется, неактуальном выборе между Таможенным союзом и Евросоюзом. Различная тематика, разные техники, разное осмысление поданного и умение дистанцироваться от объекта, создают фрагменты многогранной картины мира, иллюстрируют поток эмоций. На самом деле различие объединяет иногда больше, чем сходство.

Идею региональных масштабных проектов можно и дальше развивать, ведь во многих регионах Украины достаточно талантливых и перспективных художников, которые по определенным причинам находятся в тени.

Это должно стать государственной политикой, этим должен заниматься минкульт, управления, департаменты культуры, вместо внедрения форм культпросвещения. К сожалению, до сих пор никакой внятной деятельности от «прачечной» не видно. Министерство культуры отсутствует. И в первую очередь, кроме столицы, в регионах должны появляться новые государственные, муниципальные учреждения, ЦСИ, галереи для поддержки художественной деятельности. Опыт Ивано-Франковска показывает, что это возможно. Пока современное искусство в Украине не легализовано. Есть Институт проблем современного искусства, единственная государственная организация на эту тему, но какой-то он очень герметичный, замкнутый на себе и не влияет на события за пределами Киева. Даже литературу, которую они производят, без желания трудно достать.

Украинские художники за несколько последних лет сделали существенный шаг в плане интеграции в мировое арт-пространство, несмотря на тяжелую ситуацию в стране. Каким Вы видите развитие искусства в Украине и западном регионе в частности в ближайшие 5 лет.

Думаю, ситуация с украинским искусством за рубежом печальнее, чем хотелось бы. Так, можно видеть работы художников из Украины в локальных международных художественных проектах, иногда нас радуют новостями об аукционах, где продаются произведения искусства из Украины, также страна не пропускает Венецианскую биеннале, но участие в ней каждый раз сопровождается интригующими историями. Всё это не имеет системного характера и похоже на случайности. Ни одно произведение украинского художника за годы независимости не было представлено на выставке современного искусства «Документа» в Касселе. Ни одна галерея не участвует в ярмарках. Кроме как в PinchukArtCentre и «бывшем» Мистецьком Арсенале не существует возможностей увидеть работы иностранных художников в Украине. Но как ни странно, почти с каждым поколением появляются молодые люди, которые хотят работать в этой сфере, несмотря на препятствия и перманентные проблемы. Казалось, зачем искусство, когда война на пороге…

Zenko Foundation яркий пример невероятно успешной арт инициативы, в первую очередь регионального значения, какие шаги нужно предпринять чтобы таких проектов, особенно на региональном уровне было больше.

Этот вопрос скорее к господину Зенко Афтаназиву, или к Анатолию Дымчуку, или к Виктору Пинчуку. У каждого — своя индивидуальная логика поддержки современного искусства. Другой вопрос, почему такие важные фигуры, художники, коллекционеры не лоббируют закон о меценатстве, или другие законы, которые бы способствовали развитию культуры?

Не планируете повезти проект «Чеч (Поток). Индивидуальная артикуляция» в тур по регионам, ведь современное искусство, как ничто другое, отображает тенденции региона.

Есть планы, опять же, на Киев. Но трудно планировать долгосрочно. Подождём завершения выставки в Татарове, ожидаем критические взгляды и замечания. В первую очередь, от самих участников. А потом дальше. На июль запланировано участие 20-ти художников из Украины в несколько маргинальной, но большой и амбициозной европейской выставке Ostrale в Дрездене.

Посетители любят групповые проекты за многогранность, чего ждать от проекта «Чеч (Поток). Индивидуальная артикуляция».

На открытии провёл для гостей кураторскую экскурсию, которую дополняли некоторые из присутствующих авторов. Произведения современного искусства часто требуют дополнительного объяснения, интерпретации, потому что даже то, что видишь, можно по-разному трактовать. Ещё важно чувство юмора. Художники — лица ироничные. Зрители, как мне показалось, с интересом прослушали экскурсию. Затем некоторые заинтересованно общались с художниками. К изобразительному искусству нужно прислушиваться. Иногда с первого раза не всё задевает, но когда приходишь посмотреть ещё раз, в спокойном антураже, чем на открытии, обязательно появятся детали, незамеченные ранее.

Вы как куратор проекта, можете выделить несколько художников или их работы, на которые стоит обратить особое внимание.

Уже говорил, что серию UKRAINE Synchrodogs надо выставлять большим количеством работ. Пожалуй, для Киева она будет дополнена. У меня «Библиотека» и «Читатель» Алексея Фурдияка вызвали большое количество молчаливых вопросов. Автор в саркастический способ проиллюстрировал отношение к «накоплению знаний». Можно ли когда-нибудь, этим насытится? Когда человек становится умным? Как уметь использовать всё то, чему научили? На открытии по белоснежным объектам медленно стекали черные чернила – когда-то  в такой способ накапливали и тиражировали знания, информацию. Сейчас чернила образовывали на полу лужи, в которые ступала нога невнимательного зрителя, оставляя потом следы от обуви в зале галереи. «Мигрирующая душа» Ростислава Котерлина когда-то демонстрировалась в арт центре «Я Галерея» Павла Гудимова под названием «М-Psyche». Маски семи художников, творчество которых повлияло на Котерлина, создавались для перформанса на Неделе актуального искусства в Львове. Позже их вставили в черные деревянные короба и дополнили фото, на которых ивано-франковские художники позировали в роли звёзд. «В мире нет ничего «​​совершенно нового», все рожденные частицы жизни родственны между собой. Наверное, так «вычислял» этот мир Пифагор-мистик в середине 500-х годов до н.э. Он верил, исповедуя культ Орфея, человеческая душа бессмертна и перевоплощается в бесконечных круговертях жизненных циклов. В юности мифы великих художников зажигали во мне энергию дальнейшего движения в искусстве. Я всматривался в их произведения, вчитывался в концепты, учился, критически переоценивал и снова учился. Сегодня для меня важны не только их произведения. Важна также человеческая природа этих фигур, черты лица, проявление их характеров в окружении публики, перенос их жизненной философии, поступков в современное измерение. Вглядываясь в их лики, понимаешь, что эти люди вполне выплакали наш мир. Они оплакали не только своих современников, но и нас, и следующие поколения рода человеческого. Об этом никто не знал. Но для них это непременно должно произойти, чтобы получить право видеть ясно. Чистый, надёжный взгляд в бесконечность», — Ростислав Котерлин.

ugallery1 Автор: