Анна Валиева: Я люблю, когда искусство создает себя само

Предыдущий год стал для Анны Валиевой решающим. Молодая художница, лауреат конкурса «Новые имена» и победительница выставки «Рим-Киев», стала украинским дебютантом аукциона Phillips. Ее картина «Мадонна с младенцем» (2015), выполненная на синтепоне, ушла с молотка за $5 500. Успех закрепило участие на ярмарке SCOPE Miami Beach 2016, где большинство ее живописных работ приобрели иностранные коллекционеры. Сейчас Валиева готовится во второй раз представлять Voloshyn Gallery на SCOPE New York, а по приезду – представит зрителям свою новую персональную выставку в галерее Юлии и Максима Волошиных.

Журналист Роксана Рублевская расспросила Анну Валиеву о ее авторской технике, участии в SCOPE Art Show и методах воздействия на зрителя.

Недавние Ваши проекты выполнены в технике коллажирования: Вы создаете живопись поверх фотографий. Почему остановились на этой манере?

Учась в академии, я полюбила картинки из глянцевых журналов за композицию кадра, четкость, детализацию и правильно выставленный свет. Перед тем, как создавать любой свой проект, я делала эскизы, основой для которых часто становились фото из глянца. Мне нравилось вырезать интересные фрагменты, накладывая на них свои смыслы.

Именно в такой технике выполнена серия «Memories of the future and the past», представленная на SCOPE Miami Beach 2016?

Да, я взяла самые красивые фотопортреты из своих любимых журналов и принялась зарисовывать на них части тела. Все, что могло помочь идентифицировать конкретного человека, я сознательно заливала маслом или эмалью. Далее — наносила свою живопись и помещала в раму под стекло.

Мне показалось, что «Memories of the future and the past» – работы о невозможности человеческого мозга зафиксировать что-то на длительное время. Это так? Какое основное послание зрителю?

Совершенно верно! Помните эпизод из фильма Пауло Соррентино «Молодость», где герой в годах говорит о том, что практически не помнит своих родителей, как они выглядели и о чем разговаривали? Меня это очень потрясло, и я осознала, что хочу визуализировать чувство частичного беспамятства. Со временем детали забываются, остается только ощущение, которое мы испытывали. В проекте «Memories of the future and the past» я переношу в будущее реальность прошлого, видоизменяя ее. Человек не умеет наслаждаться настоящим, оттого наши воспоминания и ожидания похожи на размытые пятна, а конкретные образы оказываются вытесненными абстрактными.

На арт-шоу SCOPE Miami Beach 2016 Вы представляли Voloshyn Gallery. Как могли бы охарактеризовать само мероприятие? Какие были ожидания от участия?

SCOPE Miami Beach – мощнейшая концентрация людей, любящих искусство. Отличительные черты арт-ярмарки – профессиональный подход к экспонированию и грамотная селекция. Это то, чему мы в Украине только начинаем учиться. Мне было интересно, как мы прозвучим там, ведь украинское искусство было другим, более глубоким, вдумчивым, обращенным во внутренний мир человека. Когда я приехала на SCOPE Miami Beach, я поняла, что большинство жителей США живут иначе. Физический и материальный комфорт делают твое существование беззаботным, но уничтожают способность к рефлексии. Мне хотелось, чтобы помимо формы, зрители оценили глубину идеи. Покупая мои работы, один коллекционер сказал: «Анна, вам нужно выставляться в музеях современного искусства!». Пожалуй, это были самые важные слова, которые я услышала там, потому что это и есть моя глобальная цель.

Чем иностранный зритель отличается от украинского?

Иностранцы всегда удивляются, когда узнают, что работа сделана твоими руками и в единственном экземпляре. Их восхищают эксклюзивные вещи. Тиражирование искусства для Запада – абсолютно нормальная практика, пока непонятная нашему зрителю. Поэтому если ты демонстрируешь нечто уникальное, они относятся к этому очень трепетно и, разумеется, хотят купить.

Сейчас Вы снова приглашены на SCOPE, но теперь в Нью-Йорк. Как думаете, почему в Exhibitor Highlights отобрали именно Вашу работу «Childhood dream»?

Для меня было большой неожиданностью, что мои работы отобрали на SCOPE New York, поставив их в презентационный лист уже во второй раз. Словами не передать, насколько это волнительно, особенно, если учесть какое количество художников принимает участие в ярмарке ежегодно. То, что я попала в Exhibitor Highlights, позволяет мне представлять не только галерею Юлии и Максима Волошиных, но и украинское современное искусство в целом, которое рекомендуют увидеть на SCOPE. Почему Childhood dream? Это сильная работа. Мне даже показалось, что, создавая ее, я схватила искусство за хвост.

Расскажите о своей авторской технике на основе синтепона и эмали?

Однажды я увидела в мамином шкафу небольшой кусочек синтепона, положила его на паркет и начала поливать краской, пытаясь рассмотреть, что будет с самим материалом. Результат меня обрадовал. Я люблю, когда искусство само себя создает, в этом есть спонтанность и свобода выражения. После академии мне пришлось заново учиться мыслить художественно, не загоняя себя в рамки. Помню, что поставила себе задачу смочь рисовать на таком сложном объемном материале и добилась желаемого. Сейчас мне вновь интересно работать с холстом. Я ищу новые грани в академической живописи, пробуя разные техники.

Что больше всего нравится в живописи?

Использование белого цвета, потому как современность ассоциируется у меня именно с ним, а также глубина, как иллюзия объема. Вероятно, это передалось от отца, так как он скульптор.

В 2016 Ваша живопись на синтепоне «Madonna with Child» была продана на аукционе Phillips за $5 500. Каким образом эта работа попала на аукцион и чем, на Ваш взгляд, она уникальна?

То, что работа оказалась там – заслуга галеристов Юлии и Максима Волошиных. У них была возможность показать новые работы украинских художников руководителям аукционного дома. Из всего представленного перечня Phillips выбрали именно картину «Madonna with Child», которая позже успешно продалась. Полотно не создавалось специально для аукциона, но могу сказать, что в него вложено много труда. От моего старания картина стала примитивной, что заставило меня отложить ее на несколько месяцев. Когда пришло время выбирать, что подавать на аукцион, я развернула холст и увидела, что все лишние детали и линии растворились. Отпечатался только силуэт, и главная идея оказалась на поверхности.

Можете очертить круг тем, которые Вам интересно исследовать?     

Сложный вопрос. Вначале возникает образ, ощущение того, что именно мне хочется передать, а потом я могу сформулировать тему. Я рисую то, что происходит вокруг и внутри меня. Мне нравится наблюдать, как меняется мир и люди вокруг, как мода становится идеологией, а компьютерные технологии – неотъемлемой частью жизни.

Ваш персонаж – всегда женщина. Кто она?

Я рисую женщин исключительно потому, что мне нужно нечто материальное, чтобы облечь идею в конкретную форму. Они не являются персонажами, скорее сосудами, в которых заключены послания зрителю. Знаете, когда смотришь иллюстрации журналов и книг, а на них нет женщин, сразу становится пусто. Все кажется безликим, обесцвеченным. От женщины исходит жизненная энергия, сила и красота, но в моей живописи она – фон, на который можно наслаивать различные сюжеты.

Что для Вас самое главное в сотрудничестве с галеристом?

В работе с галереей основным для меня является понимание, моральная поддержка и возможность регулярно выставляться. 2014 год стал годом больших перемен.  Руководитель издательства Art Huss Константин Кожемяка посоветовал мне Voloshyn Gallery, как одну из прогрессивных украинских арт-площадок. Вскоре мы с Волошиными сделали на Кипре проект «Make Art not War» и буквально сразу мою персональную выставку в их галерее. С тех пор у нас сложились невероятно теплые отношения, а для автора это очень важно. Сейчас появилась возможность участвовать в международных событиях, аукционах и, пожалуй, это лучшее, что может случиться с художником.

 На что или на кого ориентируетесь в процессе создания работы?

На внутреннее чутье. Я довольно долго размышляла над тем, какое направление в изобразительном искусстве выбрать. Можно, например, рисовать социально-политические плакаты и ты получишь поддержку некоммерческих институций, различные гранты, но это не мой формат. Мне нравится исследовать темы, не связанные с политикой, войнами или религией.

В чьих коллекциях есть Ваши работы? Кто Ваш потенциальный покупатель?

Всех назвать не могу, но скажу, что мои работы есть в коллекциях у Пинчука, Дымчука, Гринева, Алиева, а теперь и у Волошиных.

Есть серии, которые считаете наиболее удачными?

«Memories of the future and the past» – очень искренняя серия, нарисованная на одном дыхании. Кроме того, я впервые ничего от нее не ожидала. Именно вот это отсутствие контроля помогает понять природу свободы и свою сопричастность к искусству в мировом контексте.

Автор: Роксана Рублевская
Фото: Даша Тищенко-Журавель

ugallery1 Автор: