Наташа Юдина: Я заблудилась в лесу и где-то недалеко бродит страшный медведь – шатун

2 февраля в одесской галерее Invogue открывается выставка Наташи Юдиной «Меховые и вязаные сны». Специально для информационного портала ugallery куратор галереи Invogue Маша Целоева пообщалась с художницей Наташей Юдиной о ее жизни в Сибири, авторском стиле и непосредственно о самом проекте «Меховые и вязаные сны».

Наташа, первый интересующий меня вопрос – как Вы в качестве художницы попали в Украину, и как давно это было?

Это случилось в 2016 году. Мне предложили принять участие в международном симпозиуме современного искусства Бирючий, который проходит в Запорожской области, на берегу Азовского моря, и я согласилась. Любой путь из Томска достаточно долог и это больше походит на странствование, скитание, блуждание, чем на поездку. А о Бирючем я слышала давно, мне было страшно интересно принять участие!

А Вы часто ходите на выставки? На какой последней выставке Вы были?

Увы, к ноябрю вырастает большой сугроб и далеко выходить не удается. Но выставки здесь тоже случаются. Например, в ноябре проходила моя выставка «Таежные сны», лейтмотивом которой стала колыбельная, в преддверии зимы и зимней спячки. В декабре открылась очаровательная выставка «Нагота» у моих друзей. И это в лютый мороз! Масса обнаженных была застужена!

Увидев некоторые Ваши объекты, провела параллели с парижской сюрреалистической выставкой 1938 года, организованной Андре Бретоном и Полем Элюаром, где манекены являлись объектами искусства, отсылая к мифу об искусстве Пигмалиона. Какими отсылками пользуетесь Вы?

Я пользуюсь Хичкоком. Ледяная леди «Венера в снегах» это же Хичкок! Венера, идущая по заснеженной тайге – это саспенс. Вы смотрите на картинку и понимаете, что она идет. Она идет, и ее вид, и ее окружение, — все это вызывает у вас тревожное состояние. Вы отвернулись, и саспенс кончился! Вы когда-нибудь смотрели Хичкока зимой в темноте? Хичкок в Сибири зимой это потрясающий хоррор!

Как бы Вы охарактеризовали тот стиль, в котором Вы работаете?

Думается, здесь может иметь место слоеность стилей. Вы, Машенька, верно ходите вокруг и «Мехового завтрака», и сюрреалистов. Когда я делаю меховой глобус или вязаную кастрюльку, я соединяю несовместимые вещи – вязание и кастрюльку! Это сюрреалистический трюк. Когда обшиваю шкурой Венеру Медичи, я переживаю опыт классического античного искусства. Когда перевожу метафору зимней спячки, снега, стужи, пурги, вьюги в материал, — это шерсть, шкуры, мех, плюш, я работаю с идеей. То есть такое искусство находится в зоне Сибирского концептуального, например, Сибирский или Таежный концептуализм…

Расскажите о Вашей Сибири: вязаной, меховой, тактильной.

Я родом из Сибири. Это история и сильно специфического холодного климата, диковинной красоты таежной зимы, и история, которая уходит корнями в бытность коренных Сибирских народов, архаику, шаманизм, сибирскую ссылку и всю Сибирскую магию! Весь этот предельно тактильный, рукотворный, прямой, непосредственный, чувственный контакт с материалом имеет под собой историю жизни в глуши, сильно удаленной провинции  с долгими зимами, замороженной в прямом смысле и метафорично. Эта замороженность,  которая погружает в спячку, как у медведей, и вызывает все эти странные сновидения, такие как меховой глобус или волчья лавочка, от гипоксии в метафорическом смысле. Гипоксия  здесь может трактоваться как нехватка кислорода художественной среды. То есть, среда, нужная как воздух. Эта замороженность – это скелет, вокруг которого я выстраиваю свою  герметичную, абсолютно стерильную,  ледяную конструкцию под названием «Страшные Сибирские Сны», частью которого и является выставка «Меховые и вязаные сны».

Проект «Меховые и вязаные сны». О чем он?

Выставка «Меховые и вязаные сны» — это странствование, хождение, блуждание по Страшным Сибирским Снам, происшедшее во время длительной зимней спячки. Некоторые работы, такие как «Гамлет», «Теплое письмо», «Вязаный суп», глобус в норковой шубе и другие, экспонировались в арт-резиденции Марата Гельмана в Черногории. Некоторые работы, такие как «Пионерлагерь имени Боттичелли», «Лебединое море», были сделаны на Бирючем. И есть работы, например, «Гамлет» и «Лебединое море», которые выставлялись в Киеве.

Выставка «Меховые и вязаные сны» — это классическое искусство, которое продолжается в Сибири. Но в Сибири очень трудно жить: метель, вьюга, пурга, мороз, стужа, вокруг ходят бурые медведи, стаи волков. Поэтому нужно прятаться, впадать в спячку, кутаться в шерсть, утепляться шкурами, обрастать мехом, иначе не выжить. И искусство в Сибири требует утепления. Его нужно утеплять, заворачивать в шерсть, укутывать в шкуры. На выставке есть и работы в классической технике рисунка. Есть подлинные фотографии! Есть глобус, сшитый из норковой шкуры – это местное представление о мире, работа называется «Земля Северного Зайца». Есть рисунки, вручную вышитые на плюше, потому что плюш – это материал, напоминающий снег. Есть работа, с которой я впервые приехала на Бирючий – это волчья лавочка. Волка я везла из Сибири.

Мне было очень приятно получить приглашение привезти дикую Сибирскую магию в солнечную Одессу! Как я сожалею, что не приехала! Я заблудилась в лесу и где-то недалеко бродит страшный медведь – шатун. А еще говорят, что медведи зимой спят, не верьте!

А какие сны снятся Вам?

Мне снятся Страшные Сибирские Сны.

Автор: Маша Целоева

ugallery1 Автор: