Что будет с украинским искусством после карантина?

Наше поколение ещё не сталкивалось с настолько масштабными проблемами. То что всем будет тяжело — факт, но вот насколько же тяжело будет украинскому искусству, мы и попросили проанализировать наших экспертов, задав им один-единственный вопрос: Что будет с украинским искусством после карантина?

Максим Волошин

Относительно позитивных моментов, все мы могли заметить, что в течение последнего месяца качественно изменилось «онлайн-присутствие» многих культурных институтов. Появилось немало относительно новых типов активностей и инициатив. Например, после успешного проведения в онлайн-формате Art Basel Hong Kong в марте этого года, галереи активно взялись за освоение формата т.н. viewing rooms, который позволяет проводить выставки и другие галерейные мероприятия в сети. Конечно, эти наработки никуда не денутся, тем более, что они продемонстрировали свою эффективность в ситуации.

Трудно сказать наверняка, каким будет арт-рынок после карантина. Понятно, что он просядет. Но, думаю, это повлияет не столько на цены, сколько на объемы продаж. Например, цена может упасть на 10-20%, а количество продаж работ соответствующей ценовой категории — сократится втрое. Также изменится круг коллекционеров. Не все, кто собирал искусство в карантин, продолжат это делать после: будут те, кто попытаются распродавать свою коллекцию. И наоборот: появятся те, кто именно сейчас решится попробовать коллекционировать. В случае Украины, пока будущее креативных индустрий и художников сильно зависит от поддержки коллекционеров и меценатов, излишне говорить, что сфера культуры и искусства всегда первой страдает от экономических кризисов. Однако, если в случае США, Канады, Германии и др., государство внедряет программы финансовой поддержки культурных институтов и художников, у нас, к сожалению, такая поддержка происходит на волонтёрских началах. В конце концов, эта индивидуальная поддержка или её отсутствие во многом определит, каким мы увидим украинское искусство после карантина.

Серж Пайе

Если честно, очень сложно прогнозировать что–либо, а тем более в украинском искусстве, но на определённом уровне произойдет всплеск выставок, а сам арт-рынок будет насыщен новыми именами и не стандартными творческими решениями. Искусство практически сразу же рефлексирует на такие ситуации. Лично у меня на эту весну были запланированы две выставки, но всему своё время. Значит, сделаем позже и круче, возможно интерактивнее. Думаю и публика, и художники соскучатся по взаимообмену. На сколько это будет коммерчески выгодно, не знаю, но точно уверен, что все получат от этого удовольствие.

Анна Аветова

С украинским искусством в целом, как и с любым другим, будет тоже самое, что и во все времена (читай — времена перемен): оно отреагирует, отрефлексирует и будет жить и развиваться дальше. Для украинского искусства это не первый и не последний удар. Но приспосабливаться и выживать в сложные времена — это ведь сильная сторона человечества. Тем более, ни для кого не секрет, что лучшие шедевры создаются как раз-таки в самых сложных условиях. Нет ничего более достоверного, чем реакция художника на те или иные исторические события.

Интересно наблюдать, как после больших кризисов и потрясений искусство начинает разрастаться. Я заметила одну вещь. Когда-то основным культурным центром был Мыстецкий арсенал. Все кружилось вокруг шикарных проектов, все художники мечтали туда попасть. Когда Арсенал сменил свое направление и перестал условно «диктовать моду», у меня лично сложилось впечатление, что все, сами того не осознавая, вздохнули с облегчением. Им не нужно было больше соответствовать. И культурная жизнь начала бурлить повсюду. Появилось огромное количество маленьких пространств, галерей, открылись новые и интересные имена. Сейчас ситуация несколько иная, но по ощущением, вполне может произойти нечто схожее. Художнику какое-то время придётся перестать думать о продажах и персональных выставках, париться о том, как угодить клиенту или зрителям. Их нет. Есть я и моё искусство — то, что я хочу показать и привнести в мир, скованный карантином.

Если я права, то после карантина мы, безусловно, увидим спад рынка, сбой всей системы, отсутствие финансирования проектов. Масштаб уменьшится, однако останется суть. Она сродни росткам в трещинах асфальта, которые прорастут в любом случае. С одной стороны, очень тяжело наблюдать, что как только культура начинает подниматься, её тут же подламывает очередной кризис/революция/война, а теперь и пандемия. С другой стороны, тяжёлые времена порождают отсечение ненужного и излишнего, и мы можем надеяться на рассвет действительно значимого и наполненного смыслом искусства. Я желаю всем не сдаваться, верить в лучшее и смотреть не под ноги, а вперёд, вверх, туда, где хотите оказаться.

Антон Логов

Надеюсь, что после карантина у украинского искусства начнется новый виток смыслов и визуальных решений. Потому, что искусство — это тоже вирус. Поэтому культура и искусство, как таковые уйти на карантин не могут. Украинское искусство точно расширит свои границы. Оно уже сегодня, даже, все больше начинает вливаться в общемировые процессы и тенденции. И это, благодаря, онлайн-выставкам и более концептуальным, визуальным и экспозиционным решениям. Люди больше и быстрее обмениваются знаниями и мыслями. Я то, конечно, давно уже понимаю, что выделять и акцентировать на слове «украинское» искусство для меня не имеет особого значения. Я всё-таки за универсализм. Большое искусство — оно либо есть, либо его нет. Конечно, идентичность для меня важна, но только если она в естественной и природной форме. А не тратить время, чтобы заниматься её поисками. Мечтаю о том, чтобы украинское искусство стало более экспериментальным и не зацикленным на рыночных отношениях. Более свободным.

Думаю, что карантин нам был послан не просто так. Это перезагрузка нашего сознания по отношению себя к миру. На карантине у многих из нас появилось больше свободного времени, и мы наблюдаем, как люди, которые ещё вчера сидели в офисах, сегодня берут в руки холсты с красками и начинают рисовать, фотографировать и создавать онлайн-проекты. Возможно, мы даже наконец-то начали переосмысливать потребность денег. Обязательно произойдёт переоценка ценностей в украинском искусстве. Некая естественная «чистка». Те художники, которые больше заботились о рынке и карьере уйдут в тень, а на свет выйдут креативные и мыслящие художники. Более затребована будет снова живопись, скульптура из глины. Люди начали ощущать больше своё одиночество. И возникла сильная потребность в живых эмоциях, которые способны восполнить все визуальные арт-направления. Возникнет сильная потребность в выставках и посещениях галерей. Так, что всем нашим потрясающим украинским галереям можно будет делать платный вход. Всё равно будут ходить.Так, что самое интересное нас всех ждёт ещё впереди!

Даша Биленко

Прогнозы – вещь коварная, мы можем лишь предполагать, что ждёт нас в будущем во всех сферах жизни, в том числе и современном искусстве, однако основываясь на определённых тенденциях, можем говорить о следующем.

Очевидно, что культурный сектор очень пострадает и долго будет оправляться от последствий экономического кризиса, который лишь только надвигается. Арт-рынок, который в Украине, требует развития, теперь сделает несколько шагов назад, ведь, как известно, арт-рынок терпит экономические убытки с задержкой примерно в год, если сравнивать с другими сферами.

Что касается выставочной деятельности, то, думаю, как только город восстановит свою жизнедеятельность и публичные мероприятия станут безопасными, всё встает на свои места – будут открываться новые выставки, мы будем встречаться на открытиях и всё обретёт привычный для нас формат. У карантина, как ни крути, есть позитивная сторона – многие художники в условиях изоляции переосмысливают своё творчество, работают над новыми сериями.

Думаю, что после карантина мы будем очень изголодавшимися по культурным мероприятиям, поэтому первое время будет массовое посещение выставок. Очень надеюсь, что многие люди, которые ранее мало посещали музеи и галереи современного искусства, теперь, посетив онлайн экскурсии в Лувре, Музее Гуггенхайма, Британский музей и т.д. (которые были выложены в публичный доступ), начнут более углублённое знакомство с современным искусством именно с локальной арт-сцены. Так что, до встречи на открытиях выставок, жду не дождусь!

Андрей Сигунцов

В первые дни карантина культурные институции, художники, театры ушли в онлайн, создавая некую иллюзию присутствия и продуктивности, но это самый очевидный путь. Теперь самые известные музеи находятся в одной ленте с организациями, о которых раньше мало кто слышал. Онлайн лекции, вебинары, трансляции — это всё конечно хорошо, но не отменяет критической работы по осознанию того, что произошло. Подобные активности теряются на фоне развлекательных гигантов вроде Netflix, успех которых измеряется количеством просмотров. Культурное значение свелось к развлечению, не думаю, что это правильно. Много проектов придётся отменить, некоторые перенести, а сочетание офлайн и онлайн активности станет общим трендом. Люди вряд ли пойдут на большой фестиваль, когда эпидемия закончится. Наверное, большинство продолжит сохранять дистанцию. Сейчас все творческие профессии нуждаются в помощи из-за потери работы, отсутствия заказов, выступлений. Надеюсь, у нас появятся программы поддержки аналогичные западным, ведь после карантина неминуемо начнётся экономический кризис.

Ирина Юферова

Предлагаю смотреть шире и переформулировать вопрос так: что ждёт украинское искусство вследствие мирового экономического кризиса, наступление которого мы видим уже сейчас?

Больше месяца Украина, как и весь мир, находится на карантине. Все арт-институции закрыты для посещения физически, большинство мероприятий перенесено на неустановленный срок либо совсем отменено. Все мы сейчас пребываем в условиях тотальной неопределенности, поэтому прогнозировать, что и как будет происходить далее, крайне сложно, пока не появится хоть какое-то понимание окончания карантина и последствий пандемии для экономики. Размышляя над вашим вопросом, я решила рассмотреть его со стороны четырех групп участников арт-процесса.

ЗРИТЕЛЬ. После длительной изоляции у всех возникает непреодолимое желание социализации. Уже сегодня в соцсетях часто встречаю списки «что я сделаю, куда схожу…», когда карантин закончится. Бурная онлайновая арт-активность в виде лекций, экскурсий, интервью, челленджей «повтори шедевр» сейчас выстраивает и сохраняет связь аудитории с искусством. После карантина, на мой взгляд, зритель будет жаждать «хлеба и зрелищ», среди которых свое место займут походы на выставки в музеи, галереи и арт-центры. Ввиду снижения платежеспособности широкой аудитории доступные по цене билеты в музей либо даже бесплатный вход в галереи и арт-центры станут убедительным аргументом «за» по сравнению с более высокими ценами билетов в кинотеатры, театры и на концерты.

ХУДОЖНИК. В условиях изоляции и возможности лишь удаленной коммуникации с аудиторией преимущество будут иметь те художники, которые развивают свое присутствие в онлайне. По данным отчета Art Basel&UBS 2020, 61% коллекционеров во всех странах в 2019 году использовали для покупки предметов искусства Instagram. При закрытых границах международные продажи, бесспорно, усложнятся, однако онлайн коммуникация даёт художнику возможность присутствовать на карте арт-мира, взаимодействовать со зрителем, а его произведениям — быть увиденными.

АРТ-ИНСТИТУЦИИ. Многие мировые арт-институции, финансирование которых основано на частных капиталах (в том числе крупные музеи), увольняют своих сотрудников. Украине в этом плане повезло больше, поскольку значительная часть музеев финансируется из госбюджета. В мире сейчас говорят о том, что выживут в основном крупные галереи. Малые же и, возможно, средние будут вынуждены закрыться. В Украине после кризиса 2014 года вести деятельность могут себе позволить лишь крупные галереи (с точки зрения продаж и лет существования), поэтому, думаю, состав галерей, музеев и арт-центов останется неизменным. После карантина институции продолжат регулярную выставочную деятельность. Однако, вероятнее всего, масштаб и сложность выставочных проектов на период кризиса будут более скромными. В последние несколько лет много арт-проектов финансировались благодаря государственным грантам (например, УКФ). В следствии пандемии госбюджет был пересмотрен, и статья затрат на искусство, в том числе визуальное, в нём существенно сократилась.

КОЛЛЕКЦИОНЕР. После кризиса 2014 года арт-рынок не успел восстановиться в объёме продаж. До карантина продажи имели не системный, а скорее эпизодичный характер. На мой взгляд, после карантина и вследствие кризиса рынок так и останется эпизодичным. Кризис — это время возможностей для покупок. Прежде всего, потому что в продаже появляется материал высокого уровня. В кризис на рынке можно получить доступ к тем предметам искусства, которые в стабильное время занимают почётное место в коллекции их владельцев и даже не рассматриваются как предмет продажи. Сейчас самые смелые покупатели, которые любят искусство, имеют возможность и не боятся инвестировать в условиях неопределенности, получат «бонусы смелых» в виде высококачественного материала и более гибких цен. Среди моих клиентов есть такие покупатели, и на опыте работы с ними, как art advisor, я вижу большие возможности и выгоды покупки в кризис.

Изучение искусства, работа с ним и приобретение предметов искусства — это всегда игра в долгую. В ней важны страсть, желание, любовь, терпение и последовательность. Карантин определённо даёт возможность уделить внимание своей страсти, учит терпению и подталкивает нас вернуться к своим ценностям, возможно, даже переосмыслить их. А искусство в этом процессе — лучший помощник.

ugallery1 Автор: