Галеристы Максим и Юлия Волошины о галерейном бизнесе, арт-ярмарках и коллекционировании

Максим и Юлия Волошины – новое поколение галеристов, от которых в будущем будет зависеть развитие украинского искусства, и в частности галерейный бизнес. Галерее Voloshyn Gallery в 2016 году исполнилось десять лет, галеристы все это время путешествуют по миру и лучшее из увиденного реализовывают в своей киевской галерее.

Десять лет — большой срок. Он вмещает разные периоды вашей жизни, если переосмыслить прошлое, что хотелось бы изменить?

Юлия: В принципе все шло своим чередом, мы развивались и росли, в прошлом – ничего не хотелось бы, а в будущем – меняться и расти дальше.

Как бы Вы описали путь, пройденный за 10 лет, ведь заниматься искусством в Украине довольно нелегкое занятие?

Максим: Да, так и есть, кроме того, что нелегкое, когда мы начинали то рынок искусства был совсем на другом уровне. Мы с женой, этим летом делая ремонт в галерее, наткнулись на фотографии времен нашего первого участия в ART KYIV Contemporary, еще в Украинском доме, и сейчас сложно было поверить в то, каким все было другим, и мы, и вся художественная среда. Мы были такие юные и амбициозные, уверенные в себе – наверное, это сработало, ведь мы не послушали тех, кто говорил, что это не под силу. Теперь же и пространство, и представляемые художники, — все изменилось. Нынче в украинском арт-бизнесе стало как-то жестче, серьезнее. Но ведь это вовсе не плохо, что все стали профессиональнее работать.

А что касается пройденного пути, то все это время мы занимались самообразованием, много путешествовали, смотрели и общались с разными людьми, профессионалами, за границей, ведь специальное образование в сфере галерейного бизнеса в Украине не существует. Мы учились на собственных ошибках, наверное, поэтому этот путь занял целых 10 лет. В Америке все состоялось бы гораздо быстрее.

Как изменились критерии отбора художников за эти 10 лет?

Юлия: Критерии не то что бы изменились, изменился круг художников, с кем мы работаем и наши предпочтения в искусстве, наверное, причиной тому стало количество увиденного нами вживую, — кругозор расширился. Просто тогда, 10 лет назад, мы концентрировались на соцреализме, начали с него. От части потому, что  много людей им интересовалось, это было модно в Украине. А теперь мы представляем авторов более современных и молодых.

Какие выставки  за время существования вы бы выделили, может быть есть интересные истории, которые связаны с ними?

Максим: Первым приходит в голову проект по случаю столетия создания «Черного квадрата» Малевича Inspired by Black Square, в котором участвовало более тридцати авторов. Очень интересной была выставка 10xYOUNG, где были представлены десять молодых и успешных украинских художников. «Малюнки на Паркані» — Виктора Дейсуна был очень интересным социальным проектом. Еще хочется отметить проект «Наследие», в котором мы вдохновили художников задуматься над проблемами экологии, и о том какой мир останется потомкам в наследство от нас.

Так же мы осуществили ряд проектов за рубежом, таких как «New perspectives: 8 contemporary artists from Ukraine», который проходил в Нью-Йорке совместно с Ukrainian Institute of America и уже в конце января мы его покажем в нашей галерее в Киеве. В этом году мы стали участниками двух престижных ярмарок Scope Basel в Базеле и Scope Miami Beach в Майами, что само по себе для украинской галереи уже достижение, не говоря уже о продажах.

После ремонта и смены названия галерея вышла на другой уровень, с какими рутинными моментами вам пришлось сталкиваться во время этого процесса?

Юлия: Можно сказать, что трудностей вообще не было, так как у нас уже была перед глазами четкая картинка нашей галереи в Киеве. Путешествуя, мы повидали разные интерьеры галерей и музеев: как удачные решения, так и примеры того, какой выставочная площадка быть не должна, сделали выводы, чтобы избежать подобных ошибок. Ведь все происходит легко, когда в голове есть виденье конечного результата, представляешь чего ты хочешь, остается только «сесть и сделать». Команда архитектурного бюро WorkDepot, которая осуществила нам реконструкцию, сработала идеально, без задержек, мы уложились в намеченный график, художники и друзья галереи не могли поверить, что все произошло так быстро, всего за три месяца.

Scope это уже далеко не первая выставка за границей, в которой вы участвуете, в чем разница между арт-ярмарками в Украине и США или Европе?

Максим: Во-первых, надо сказать: у нас практически не существует подобных ярмарок. То есть раньше были ART KYIV Contemporary и Sculpture Salon, но в 2016 году и они уже не проводились, по причине смены руководства Мыстецького Арсенала и их новой политики. Во-вторых, выше названные  мероприятия даже отдаленно не напоминали престижные заграничные арт-ярмарки, хотя бы потому, что они не международного уровня, и коллекционеры со всего мира к нам в Киев не съезжались. И гости на открытиях были, в основном, из художественной среды, а художники друг у друга навряд ли что-то купят. Зарубежные ярмарки совершенно отличаются, конечно участие дороже существенно, но организация – на высшем уровне, учтены все детали, участники проходят отбор, каждая выставка имеет свою специфику. А еще: галерея, которая выставляется не первый год, попросту уже имеет своих коллекционеров, которые приезжают специально посетить эту конкретную выставку во время VIP превью. За границей, принято посещать арт-ярмарки, ведь тогда это характеризует тебя как образованного и интеллигентного человека, поэтому публика ходит активно, люди даже если и не покупают, то стремятся разбираться и быть в курсе всех событий.

Все три художника, принимающие участие в Scope Miami Beach абсолютно разные по технике и смысловой нагрузке, есть что-то, что их объединяет? 

Максим: На первый взгляд ничего не объединяет, но в выставочном пространстве они смотрелись рядом вполне гармонично, наш стенд на Scope Miami Beach весьма выделялся, своей «европейскостью», лаконизмом и отсутствием поп-арта.

Майами такой город, что там невозможно только работать, расскажите о досуге вне Scope?

Юлия: Наша работа – и есть наше увлечение, по этому на досуге мы не теряли времени и посещали мероприятия связанные с искусством, а их там, благо, было достаточно, то есть для владельцев карт VIP First Choice составлена целая культурная программа на всю неделю. Мы были на вечеринке и концерте по поводу открытия Art Basel Miami Beach, на ночной вечеринке с дискотекой в Pérez Art Museum Miami, а заодно посетили там выставки Julio Le Parc и Matthew Ronay. Посетили завтрак-превью в Rubell Family Collection. Организаторы Scope Art Show тоже любят своих галеристов-участников и художников, и перед закрытием ярмарки уже не первый год устраивают для них вечеринку Scope Official Party с самыми крутыми локациями, в Швейцарии в июне во время Scope Basel, она проходила в Vitra Design Museum, а в Майами в Ora Nightclub, где выступили Kissey, Theophilus London и Nick Hook.

А вообще, в связи с джетлагом (разница с киевским временем составляет 7 часов — прим. авт.) мы просыпались в Майами очень рано, и конечно шли до открытия ярмарки к океану — медитировать и заряжаться положительной энергией (смеется).

Насколько я знаю, ярмарка для Вас прошла удачно, хотелось бы услышать подробности?

Максим: Да, мы довольны результатами, так как ощутили высокий уровень заинтересованности художниками нашей галереи, а так же провели удачные сделки. На одну из картин Михаила Деяка было сразу несколько претендентов, но мы отдали тому, кто был первый. Так же большой успех имела серия Анны Валиевой Memories of the future and the past, мы продали 14 из 20 привезенных картин! В результате было продано больше 50% работ со стенда галереи. Мы нашли новых коллекционеров из Майами, Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и Кельна. Нам, как галеристам, это придает энергии для работы в новом году и стимулирует развиваться дальше.

После майдана сознание и жизнь украинцев изменились, какие изменения произошли в арт-среде за эти несколько лет?

Максим: Работать на украинском арт-рынке стало сложнее, коллекционеров стало еще меньше. Многие постоянные клиенты просто уехали из страны. У тех кто остался, финансов стало меньше из-за кризиса и постоянных колебаний курса доллара, войны на востоке страны. Все эти факторы негативно влияют на наш арт-рынок. Многим художникам стало сложно работать из-за нехватки средств на краски, холсты и аренду мастерских. А у некоторых, в связи с этими событиями нет вдохновения творить, и демонстрировать творчество людям. Но есть и позитивное: больше людей стало интересоваться современным искусством, возможно от того, что люди стремятся переключится с советского прошлого на что-то новое. Радует количество посетителей в галерее, их стало в разы больше. Надеемся, что ситуация в стране наконец стабилизируется и те, кто просто интересовался, начнут приобретать.

Можно ли говорить о том, что создана платформа, на которой строится мир украинского искусства или эта платформа все еще на этапе создания?

Юлия: Смотря что понимать под платформой. К счастью, в этой стране есть люди, энтузиасты, правда их скоро можно будет посчитать на пальцах одной руки, которые делают те вещи в нашем арт-пространстве, которые происходят. Наверное это и есть та платформа, на которой строится мир украинского искусства. А есть еще группа людей, которые ничего не делают, но знают как должно быть, а то что происходит, критикуют. И это печально! Наверное нам нужно всем закатить рукава и усердно работать, только так мы сможем достичь того, что называется «как должно быть».

Давайте поговорим о балансе между искусством и коммерцией. Галеристу важнее оставаться верным себе или увеличивать объемы продаж?

Максим: Термин «голодный художник» уже давно изжил себя. И автор не может существовать без средств. Без денег даже картину не нарисуешь, нужны как минимум холст и краски. А еще художнику нужна мастерская, он же не может в однокомнатной квартире жить с семьей и там же работать и держать картины. За аренду мастерской тоже нужно платить каждый месяц. А если художник хочет сделать сложную, высокотехничную инсталляцию, такой продакшн будет стоить весьма больших денег. Вот и получается, что художнику для создания  произведений нужны деньги. И где их ему взять? Продать картины. И тогда ему нужно сотрудничать с галереей, которая ему в этом поможет. Теперь Вы понимаете, что галеристу нужно продавать произведения искусства, хотя бы для того, чтобы шел процесс создания новых интересных проектов. Главное, чтобы галерея не превращалась в салон по распродаже натюрмортов и пейзажей «все по $100».

Вы коллекционируете современное искусство, расскажите о своей коллекции?

Максим: Да, мы собираем произведения, и постоянно пополняем коллекцию. У нас есть работы художников, которых мы представляем: Михаила Деяка, Анны Валиевой, Марии Сулименко. Также работы Романа Минина, Назара Билыка, Олега Тистола, Степана Рябченко, Александра Животкова, Александра Ройтбурда, Анатолия Криволапа, Артема Волокитина, Татьяны Малиновской, Николая Маценко, Николая Журавля, Виктора Дейсуна, Матвея Васберга. Есть много работ старых мастеров украинского искусства, мы уже много раз об этом рассказывали, наверное нет смысла повторять их снова.

Конечно, в основном это живопись, но в последнее время мы также собираем и объекты, и digital art, и инсталляции, но всегда у галеристов и коллекционеров стоит одна проблема, нехватка места, чтобы все хранить и размещать. Наверное поэтому у нас есть мечта построить большую галерею или центр современного искусства.

ugallery1 Автор: